фото

Не зная тьмы, не оценишь свет

Это выражение, мне кажется, применимо ко всему сущему: к истории, к Родине, к творчеству. В общем, крайние точки есть мерило любого создания и состояния времени. Вот о нынешнем времени и хочется сегодня поговорить. Поделиться, так сказать, наболевшим и поддержать близких. А злить да раздражать врагов и неопределившихся нет ни малейшего желания. Но если из них кто-то задумается и осмыслит ход истории – тому и Шамиль – брат, герой и мудрец. А нет – так горе всем, кто не делает правильных выводов из прошлого. И если у иного народа нынешние «настоящие мужчины» настолько гордые и благородные, что возводятся в ранг героев после захвата детских школ, театров и больниц, то грош цена всем этим героям да и всему этому этносу, не трогая уже никакие религиозные аспекты, постулаты и догмы. У нас бы у русских таких мерзавцев за это прокляли и забыли. Потому, что мы знаем, что плоть не управляет временем и только дух способен переломить ход событий. Значит, в своих рассуждениях нужно отбрасывать все лишнее: плотское и мышечное, зная, что всякая настоящая победа принадлежит только духу. Жаль, но Россия – страна моя в настоящее время погружена в сумерки. НО рассвет уже наметился и многие это чувствуют. Уходит время Чубайсов, Березовских и всякой другой нечисти. Да и собчачье гламурно-голозадое времечко ласты склеило окончательно. Европа упрямо погружается в хаос и процесс мировой трехшестерочный затягивает как удавку мускулистая Америка все туже и туже. Чем все это кончится понятно – войной, но горевать и веселиться по этому поводу не стоит. Потому, что сие – неизбежность. Но мы, русские, должны понимать, что мы определяемся не по крови. И многие великие умы давно дали нам свою оценку в научных трудах и книгах о загадочной русской душе, о русском характере, о несгибаемой воле и о русском духе.
Но что же с нами случилось тогда, в 17 году? И почему мы отреклись от Веры, Царя и Отечества и утопили в своей крови всю Россию. Понятно, что мы сами запустили это самоуничтожающий механизм. Сами. Но под воздействием темных сил – своих врагов духовных. Значит, им хотелось, прежде всего, истребить Дух Святой в наших душах. Федор Михайлович Достоевский считал, что русский человек без веры – дрянь. Это его высказывание есть определение наших двух крайностей. И вот сейчас, когда мы выползаем из тьмы на свет божий, мы снова обретаем этот утраченный великий и могучий русский дух. Когда это произойдет окончательно – чуть позже, чуть раньше – это не имеет значения. Главное – задан вектор, и время неутомимо работает на нас. Не отчаиваетесь, братья и сестры – это произойдет. Все вновь вернется на круги своя. Вот-вот рухнет весь финансовый бумажный и нефтяной мир, и мы разберемся со всеми черными и темными силами. И повоюем уже во славу божию, защищая свою православную веру, своего нового русского царя и свое многонациональное Отечество.
А кому это не нравится – мы не держим. Ищите свое место в другом темном царстве. Нам не мешайте. Мы идем на свет!

PS: наше царствие – Божие. И его не смогут отнять у нас ни бесы, ни люди.
фото

Флюгер

Талант всегда виден за версту – он как флюгер на самом высоком шпиле. И сразу не поймешь, толи нам указывает направление ветра жизни, толи страсти его разворачивают то в одну, то в другую сторону. Взглянет на него опытным взглядом мудрый человек – и диагноз готов. Ветерок-то нынче капризный, с переподвывертом. Или наоборот, поднимет вверх свои проницательные очи – а там солнце льет свой несказанный свет. И никакой маеты, тишь да благодать, да такая, что аж слезу вышибает. Ай да солнечный лучик, что идёт от флюгера прямо в сердце тому, кто на него сморит в этот миг! Чудо, а не лучик.

Вот в такой тихий да ясный день как-то заехал ко мне Трофим. И по делу, и не по делу. Слово сказать, да себя показать. А разговоры были у меня с ним до этого о песнях, стихах, о Родине, о Вере. Православный парень, а мается – видать, помощь нужна. «Так помогу, чем могу» – решил я. А возможность была и денежкой и советом пособить таланту. Поговорили мы с ним, да и разошлись.

И вот он заехал второй раз. А прошло ни мало, ни много, чуть более года после первой встречи. И сейчас Трофим выглядел торжественно, загадочно и нарочито-бравурно. «Сюрприз» – подумал я. И точно! Я ожидал многого, но он сразил меня наповал. Глаза его светились несказанной радостью, но потаённая мысль где-то глубоко-глубоко тревожно пульсировала в его ранимой душе. И эти импульсы я, конечно же, улавливал. И от этого становилось еще интереснее время, проведенное с ним. Он начал прямо, без всякого подъезда: «Я сегодня подписал контракт с Розенбаумом». «Что?!» - переспросил я и аж присвистнул. От человека с гениальными задатками да с тонким юмором я просто никак не мог ожидать такого. «Так это же каббала» – подсознательно выхватив суть, акцентировал я. «Ка-ба-ла – неужто ты этого не понимаешь?!». И тут меня просто прорвало, из меня посыпались наивные вопросы. «Да на сколько лет, да на какие проценты, да и зачем, прежде всего ТЕБЕ это. А как же талант, путь поэта, Православие?» Все смешалось в доме ОблоМских. Я вел себя как мальчик, которому сказали, что «кина» не будет. Я знал, что с сегодняшнего дня с Творчеством потихоньку будет закончено – на смену ему придет Искусство. Потому, что Творчество – от слова «Творец», а искусство – от слова «Искушать». И у каждого мало-мальски талантливого и одаренного человека всегда наступает момент выбора. А тут вектор определился, причём на долгие денежные годы. Ветерок должен был дуть постоянно со стороны теплого Мертвого моря. «Помочь, разубедить, объяснить, найти нужные слова, достучатся, образумить, остановить!» – кружилось у меня в голове. Но у Трофима все было решено окончательно и бесповоротно. И последний вопрос, который я ему успел задать, звучал примерно так: «А будут ли тебя проверять, в контракте есть пункт о цензуре?!» – да, ухмыляясь, загадочно ответил он. «Но ты же знаешь – я мудрый и хитрый, я умею и могу… – не переживай ты за меня». Как бы оправдываясь и в то же время успокаивая, начал свой рассказ Трофим, поудобнее присаживаясь напротив, покуривая сигаретку.  «Я свою тему везде протолкну, главное – у меня будут эфиры, на Первом и втором канале».  В то время мы с ним были очень откровенны, и я всей душой переживал за него и следил за его творчеством. А перспективы у него были ну очень интересные. Но тут флюгер развернуло в противоположную сторону. Мир звездорасов и голубой экран манил и прельщал Трофима больше, чем что-либо. Все мы когда-то сбивались с прямого пути, нас кидало на рифы, бросало на мели, но многие всё же возвращались на богом отмеченные маршруты, и уверенно шли к своей цели со спокойной душой. И здесь, я надеюсь, что все так и произойдет, но чуть позже.

А Трофим продолжал в свойственной ему юморной манере, вкрапливая легкий матерок, и очаровывая меня своим обаянием, свой рассказ.

Он мигом перенес мое воображение примерно на 24 часа назад, в насыщенный эмоциями, восторгами и впечатлениями ушедший день. Встречи, переговоры, обещания, перспективы, заверенные бумаги – всё было в нём. Всё, за исключением клятвы на крови. Первые минуты сделки шли гладко. По обещаниям Александра Яковлевича гонорар должен был возрасти сразу же. А концерты с аншлагами должны прокатиться практически по всей планете. Проценты тоже устраивали обе стороны, и оставалась только самая малость – согласовать рекламу на телевидении. И тут Яковлевич пошел с козырного туза. «Смотри» – усмехаясь сквозь свои легендарные усы,  процедил он. И набрав секретный ему номер, подмигнул Трофиму и уверенно начал: «Привет, Костя, это Розик. Как там дела на Первом? Тут у меня свой человек сидит. Ну очень талантливый. Помочь надо. Я продюсирую. Вопросы решаю. Спасибо, что не отказал. Не забуду. До встречи. Обнимаю. Целую» – и положил трубку. Затем многозначительно посмотрев на небо, поднял указательный палец и, раскрыв широко глаза, на выдохе полушёпотом  произнес магическое: «Эрнст!». По словам Трофима, у него от волнения «в заду дыханье спёрло» и он на пару минут одеревенел. «Смотри и слушай» – продолжал колдовать АлРоз, набирая следующий заветный номерок, при этом отчетливо произнёс еще одно короткое заклинание «Гокштейн», и потирая от удовольствия лысину, заговорщицки подмигнул левым глазом и включил громкую связь: «Привет, Боря! Это я, Розик. Тут у меня, короче, мой человек. Талантище. Надо покрутить у тебя по России. Я продюсирую. Вопросы решаем, жить не мешаем, вас уважаем, тонкости знаем» и т.д и т.п примерно в том же духе. А в ответ отозвалось гробовое молчание. «Ты что, меня не слышишь, Боря?!» – осторожно спросил реаниматолог. И далеко-далеко из трубки донеслось что-то сумбурное. Толи «не моя тема», толи «не мой профиль», а потом с помехами разлетелось по всей комнате: «я не решаю такие вопросы». «А кто решает?» – ошарашено спросил мэтр, уставившись в потолок, выпучив от удивления глаза. А затем резко переместил взгляд на лысину Трофима, и ахнул, видимо, приняв её в этот момент за свою. Знать, такого поворота в разговоре генерал казачьей песни не ожидал. Через паузу из трубки донеслись более обнадеживающие слова: мол, «не телефонный разговор, приезжай – поговорим».

Экстренная встреча состоялась примерно через час на телестудии. Объятия, поцелуи в присутствии молодого, но талантливого Трофима, медленно перешли во вторую фазу переговоров. «Так кто решает эфирный вопрос на канале «Россия?» – спросил продюсер.

И тут последовала эта знаменитая фраза, перевернувшая сознание Трофима. Да и моё она так качнула, что я еле пришел в себя. Лови, читатель её, лови: «Моя мама!» – не мигая глазом выпалил  Гокштейн, чуть присел, и при этом характерно развел локотками.

Да, не деньги решают все, а их количество. Но есть ценности даже в шоу-бизнесе выше, чем эти проклятые деньги: МА-МА. «Так поехали к твоей маме» – спокойно  и деловито сказал отставной врач. А Трофим, делая вид, что понимает и осознаёт все нюансы дела, кивнул головой и тоже чуть присел и развел локти, соблюдая все тонкости национального этикета. Затем вся троица вместе с тортиком и букетиком телепортировалась в жилище мамы, предварительно объяснив по телефону о цели своего визита. Перед дверью, не сговариваясь, Гокштейн и Розенбаум расступились, давая дорогу молодому дарованию. Трофим шагнул навстречу своей судьбе. А судьба, приняв колоритный, видавший виды ветхозаветный облик,  грассируя, радостно вскрикнула: «Ба, Сережа, да ты наш, а я думала, ты – русский фашист».

Трофим поставил на этой фразе точку и долго покашливая смеялся.

А я пару раз переспросил его: «Ты шутишь?»  – и так и не дождавшись ответа, посмотрел на него и перекрестился.

фото

PR война

В перевёрнутом мире
                       добродетели
                                       стали
                                          пороками,
А также наоборот.
В телеэфире
                 или в сети,
                                 если вы заметили,
Между блоками
                              и блогами
Народ
               своей жизнью
                                         живёт.

И вот,
В свете ли войн
           иль других изменений
                           мутирует дух.
Слух
              ловит то,
                              что дают:
Зрение – порно,
                      рот – гамно.

О!
     Прости, брат!
Это новые
                 технологии.
И люди убогие
                              всё съедят.
Бес духовную пищу готовит:
На новый лад
                    трактуется
                                    Святая Троица –
БАБЛО, ВЛАСТЬ и РАЗВРАТ.
К презентации
                          готовится
Открытие
                  скоростного тоннеля в ад.
Отплытие
                    ковчега и
                                       человека,
Типа нового Ноя,
                               не предвидится.

Либо это скрывается,
                           как чёрт от ладана,
Как ФБР
                   от бен Ладена,
Или наоборот,
         PR-
                    война во всём мире идёт.
Пока побеждает
                               бабло, власть и разврат.
И я смотрю на закат.
                         Нас мало осталось, брат.

Не в смерти дело.
                          Не смерти
                                      они хотят.
Тело бренно,
                        тленно,
                                             второстепенно.
ДУША –
                 вот о чем они говорят.
Человек для них –
                                    вша.
Что требуют и что украсть норовят –
                                                     ДУША.

СВЯТ ГОСПОДЬ САВАОФ!

Парламентёров,
                            послов,
                                            свиней, петухов, козлов
К нам идет легион.


Он
         готов
                  индульгенцию нам продать,
Либо даром
                       дать,
Без слов
                  вручить,
Жить
                потом
                                  научить,
Прочитать
                  нам
                               лекцию,
Как махать топором,
По венам 
                пускать
                                 инъекцию,
Пообещать
                      миллион взаймы
На время
                     войны.


А что будет потом –
                               умом
                                             не понять.

Но живой
             душой
                          если не торговать,
То можно предугадать.

фото

Звездорасы

Ах, звездоразы,
                        звездорасы,
Вам служат милые Пегасы.
Вы – асы
           в тонкостях страстей:
Искус
             и вкус -
                    таланты всех мастей –
Все с вами,
                спереди
                               и сзади.

Ах, тёти-дяди,
                     вам дано
                              и на эстраде,
                                            и в кино
Блистать
               и подставлять…
Сказать чего –
               смешно…
Не только для забавы
                                    ради.

Вы это дело
                        превратили в ремесло,
Объединённое, как будто ненароком,
Искусством, властью и пороком.
На службе вы,
                вам платит главный гей.
Чем злее вы,
                тем он для вас добрей.

Весь этот мир его
                             под неустанным оком,
И вы
             в постели с этим
                                        анти-богом
Живёте праздно
                           и легко.
Летаете над миром «высоко» –
По всем его тоннелям
                              и подвалам,
По пропастям,
                  расщелинам,
                                 провалам…
И что вам
               быдло всё?!
Ведь с вами рядом дух,
                       который выше всех
                                           и к Богу глух.

Ах, звездорасы,
                           звездоразы,
Все ваши милые проказы –
                       грехопознания
                                                азы,
Нанизыванье
                  избранных в тузы
При помощи
                         заблудшей колбасы –
Лишь на поверку
                     кажутся смешны.
Пусть низменны,
                   но в свете дней – нормальны.
И тайны
                в этом нет.
Все ваши отношения –
                                      б`анальны.
Вам рукоплещет свет,
И ждет другой,
               с кипящей
                         чёрною смолой,
С горящей
                      печью
                                под звездою
                                                вечной
И с раскалённою
                                 большой
                                                           сковородой.

фото

Нравственность и совесть

Открытое письмо певицы Вики Цыгановой г-ну Финкельштейну в ответ на его заявление о том, что «PMI выгнала Вику Цыганову с радио за критику концерта Мадонны».

Уважаемый Евгений, возможно я обидела Вас своей горячностью на передаче Аркадия Мамонтова.

Видео организованного вами концерта с разрушенным храмом, грязной матершиной Чикконе, а также с ее поддержкой кощунниц и пропагандой гомосексуализма на многотысячную российскую аудиторию, вызвало у многих в нашей стране чувство негодования и повергло меня в шок. Но ваша реакция, я считаю, была неадекватна.
После передачи вы у себя в Твиттере объявили, ссылаясь на мою песню 25-летней давности «Русская водка», что я, певица Вика Цыганова, не имею права рассуждать о морали, и поэтому мне не место на проектах PMI и в ротации «Питер FM».
При этом ваши сотрудники заявили, что мои песни, которые звучат на вашей радиостанции аж по 8 раз в день, с этого дня становятся запрещенными.

Г-н Филькенштейн, нет, это не я, как вы пишете, «рублю сук, на котором сижу», это делаете вы. И, запрещая мои песни, ваша радиостанция лишается автоматически моих слушателей. А сейчас, в этой ситуации, это уже миллионы людей, которые поддерживают мою православную позицию. И это уже не разговор о творчестве или искусстве, а принципиальный раскол на два лагеря: на духовный и антидуховный.

И если вы решите проводить вашу политику в таком же духе, и по такому же принципу «выгоните» еще пару-тройку любимых всей страной исполнителей, все ваши радиостанции придется в скором времени закрывать либо менять формат.
А лично мне уже не привыкать к таким нападкам: я давно запрещена во всех музыкальных программах на Первом и Втором канале. Но, к счастью, в нашей стране есть еще и другие радиостанции, другие каналы, Интернет-ресурсы, а самое главное – народ, который сам выбирает, что ему смотреть, и что ему слушать.

После эфира я получила сотни откликов от зрителей, которые воспринимают сложившуюся ситуацию как преследование меня за мои религиозные убеждения. Но я не думаю, что вы сознательно идете на этот конфликт.

Вы профессионал и очень много сделали для досуга Петербурга: устраивали большие концерты и привозили суперзвезд. Очень приятно, что в конце передачи Вы скорректировали свою позицию о провокационных концертах. И я думаю, что диалог в студии даст положительный результат.

А мое мнение, Евгений, остается неизменным: я считала и буду считать, что недопустимо разрушать, образ храма на сцене, материться самой и заставлять публику скандировать отборный мат, поддерживать кощунство над святынями, и пропагандировать гомосексуализм на многотысячную аудиторию. Это целенаправленное разжигание религиозных конфликтов. Посмотрите, что сегодня происходит на Ближнем Востоке, в Австралии, Соединенных штатах, Лондоне. А если у нас полыхнет? На ком тогда будет вся кровь и ответственность?

Очень хочется, чтобы Вы меня поняли и оставили свои личные обиды.

Есть Бог, есть Вечность, и наша жизнь не окончена здесь.






Collapse )
фото

Обратная эволюция (Мысли вслух)

Веселые рекламные ролики нам показало зазеркалье в этом эмоционально насыщенном году. Но впереди по календарю ацтеков, если ему верить, нас ожидает самое грандиозное шоу – светопреставление. Ага, дорогие читатели, догадались. А как жахнет, так многие скажут – «да мы же знали, и что-то нечто подобное предчувствовали. Ведь во всех умных книжках, включая Книгу Книг, про это было написано». И ацтеки, и шумеры шумели о близком конце света. Да только иногда путали, как Нострадамус, года, столетия, пароли, явки. Но это со всеми бывает. Простим им по-христиански. А в наше время практически всё встало на свои места – как по Писанию: «Мир будет окутан паутиной. По небу будут летать железные птицы», в Храмах будут прыгать бесы.
«А при чём тут зазеркалье?» – вдруг спросит внимательный читатель. А я отвечу, обязательно отвечу. Зазеркалье – это мое шуточное название всего того, что находится за гранью моего понимания. Будь то иные миры, иные цивилизации, ушедшие культуры, секты, мазохисты, садисты и звездоразы, прости господи, не к ночи будут помянуты они. И вся эта смесь не то, что меня пугает, но сильно расшатывает нервы, и от всей этой неизвестности у меня начинается анемия мозга. Потому, что осмыслить и понять это я просто не в силах. А некоторые вещи, чтобы до конца постичь, надо досконально до самоотречения изучать, причем с полным погружением в суть вопроса. Так вот, кое во что я не могу погрузиться, потому, что нет у меня таких возможностей. А в другое – я сейчас имею ввиду весь анти-мир нетрадиционного получения оргазма, – не хочу, это просто не моё, и кроме тошноты и помутнения ума со мной при виде этого ничего не происходит. Так и флаг им всем в ж…душу – пусть их беснуются, но только за пределами моего восприятия мира. Ведь я их не трогаю, и они пусть со мной не целуются. Так уж повелось: я не хожу по их золотым да бриллиантовым хоромам и капищам, да и они ко мне ни в дом, ни в Храм – ни ногой, ни копытом. Хотелось бы, чтобы так оно бы и было, дорогие читатели.
Но это только мое желание. Потому, что я закрываю дверь – а они через телевизор, я в храм – а они уже и там свой антимолебен богохульный хрюкают. В общем, забыв о моем терпении, толерантность мою проверяют. «Ну скильки можно, товарищ фашист? Опять в газовую камеру?» – как в анекдоте. Да не может больше моя душа этого терпеть, да и сил у меня нет. Так и хочется крикнуть: «дорогие мои исчадья, вам же здесь на Руси все так не нравится, – ну и валите отседова, скатертью дорога!» – и всем станет сразу легче. И хочется сделать это очень мирно, и при этом доходчиво объяснить своё состояние духа. Но я думаю, мне сразу же ответят всем хором – «мракобесием занимаешься в XXI веке у себя на исторической родине. Веру свою защищаешь, а сам при этом ошибки нетолерантные и орфографические допускаешь – да тебя за это в европейский суд или же у Стены Плача весь мир цивилизованный нерелигиозный судить должен».
Так вот здесь я скажу: Стоп! – какой такой нерелигиозный мир? Кто вам такую дурацкую подсказку подкинул? Братья-мусульмане? Буддисты? Иудеи? Сатанисты? Ах, атеисты… Тогда, дорогие мои атеисты, с кем же вы так остервенело воюете, и кого вы так оскорбляете, если Бога нет? И вокруг какой идеи так группируетесь? Я понимаю, что ваша сплоченная масса очень разношерстна, но при этом отлично организована. Потому, что ни что так не объединяет людей, как их пороки. Но многие с вами сейчас по недоразумению да незнанию (и я здесь когда-то был, и другие уважаемые люди, которых вы хорошо знаете: Достоевский, апостол Павел, Пушкин, Опта, практически все декабристы, и та окаменевшая на время девушка, что танцевала с иконой Николая Угодника, и много-много других). Но есть и те, которые правят всем этим движением – т.е. конченые сатанисты, как Ульянов-Ленин, что помер от сифилиса мозга, как Карл Маркс, он же Мордехай Леви, что откинул копыта от рака прямой кишки (чем грешил, от того и помер), тот же Троцкий с киркой в башке склеил ласты – да таких примеров тьма тьмущая. В общем, мир давно разделён по таким принципам: с одной стороны Серафим Саровский, Менделеев, Гауди, Нилус, Николай II, Войно-Ясенецкий, Сиверс, Кант, Гетте, Гегель, Илья Муромец, Евгений Родионов,  Богородица и Святая Троица; а с другой – Пол Пот, Гитлер, Сталин, Войков, Бухарин, Землячка, Калигула, Чикатило, Дзержинский, Иуда и т.д. и т.п.  И в конце этой пирамиды – сам Мамона и вся его визгливая маскарадная братия. Ни в том, ни в другом списке случайных людей и персонажей нет.
Так что взвесьте всё, и подумайте, дорогие до конца неопределившиеся. И впишите свои имена в тот список, который вам больше нравится. Время выбора пришло. Апокалипсис при дверях, и от него никуда не скрыться. А Суд вынесет только одно решение: виновен или нет. А покаянию всегда есть место и время. Потому, что Господь и есть Любовь. А то, что происходило в Храме Христа Спасителя, в самом центре Веры Православной, будет на небесах судится очень строго. Господь о содеянном в Своем Доме спросит – об этом сказано в Книге Книг. Время для Господа не имеет значение, и не ведомо никому, в какой момент он призовет и живых и мертвых. И припомнятся нам все наши добрые дела и недобрые, все помыслы наши и злые желания. И не будет при этом учтено наше светское восприятие мира – только Добро и Зло будет на весах.
И дай Бог нам сейчас определиться, с какими мерками мы относимся к себе и окружающему миру: с духовными, либо со светскими. И достоин ли случай в центре православной веры порицания, и случай ли это.
Поскольку случайностей в этом мире не бывает, скажи, добрый человек,
как называлось то место, где проходило это действо? (по духовным понятиям, хула на Духа Святого – самое тяжкое преступление) – Храм Христа Спасителя;
как называла себя группа лиц в масках? – взбесившиеся киски (это приблизительный перевод с бесовского порно-языка).
И ответь себе честно: виновны либо невиновны. И не надо никому ничего доказывать. Просто спроси у самого себя, на чьей ты стороне. Делай как должно – и будь что будет, и отвечай только за себя. И ни при чём тут наша горемычная страна и её руководители.Итак, вся пелена спала, есть ты и Бог, есть «да» и «нет» – поступай по совести и мир твоей душе.

PS: Прочитав эти строки, отец Илий сказал: «Все правильно, пусть танцуют, где угодно, только не в Храме».
фото

С Рождеством!

Рождество!
Вот так чудо!
Отчего,
Почему и откуда –
Не пойму.

И уму
          человечьему
                                     тьму
Нерешенных загадок решать –
Не решить.
Со свечами
                  ночами
                                    стоять,
Жить,
                   И годы считать,
                                                Чтоб понять
И постичь
Мимолетную тень
Божества
                      исчисления
                                               от Рождества,
День
                 Рождения

                                     Бога
                                                от Духа Святого.
Много
                      мы знаем об этом,
чтоб в это
                          не верить?

Мерить
время годами
                     мы можем
                               и мерим
Но сами,
                    похоже,
Не строго
                          мы верим
и соблюдаем послания Бога.
И все же, дорога
                     ведет к Рождеству
Не потому
                            ли
И я сам себя поздравляю,
И Вас
              в этот час
И желаю
                                 любви
Храни Вас Господь!
В наши тяжкие дни
угара,
          кошмара,
                        пиара.

фото

Несколько слов об убийстве Ивана Агафонова

Очередное безнаказанное убийство русского мальчика опять всколыхнуло всю Россию, вернее, коснулось сердца всех тех, кто переживает о судьбе русского народа. И хочется выйти на улицу и кричать «Больше терпеть этого нельзя!», – да только власть не услышит, а ведь именно ей надо срочно менять свое отношение к этническому произволу и беспределу в Москве и по всей России. Неразумно трусливо говорить, что у нас это придуманная проблема и очередное убийство – это просто бытовуха. Еще одно-два таких громких преступления и весь народ всколыхнется. Это будет больше, чем Кондопога и Манежка, и уже невозможно будет остановить этот ужасный и беспощадный русский бунт. И это подтверждает вся наша история. Он сметет все, и тогда уже не останется ни этой власти, ни русского государства, и миллионы жизней потеряет русский народ, а некоторые этнические группы просто перестанут существовать. И в этом не будет вины ныне униженного и оскорбленного русского народа, а вся вина ляжет на власть, которая довела его до этого состояния.

С великой надеждой и верой в русский народ, Вадим и Вика Цыгановы.


Спираль времени
(Так было во все времена)

Дети гор в Белокаменной
Бывшей праведной,
А ныне растленной
Хазарским баблом,
Упиваются злом,
Неуемной жестокостью
И неизменной наглостью,
И безнаказанностью притом.
Убийство, резня, грабеж
Ночью и днем –
Похоже, уже невтерпеж
Все это русской душе.
Но все же мы
Подняться не можем пока.
Они пришли к нам из тьмы
С огнем конца света,
С безумной злобой клинка.
Вендетта по-русски –
Порвать на куски,
Под корень – и в пламя,
Или на шею камень.
Это ответ долготерпенья,
Выход на свет,
Момент прозренья
И очищения
От лжи, насилия
И унижения.

Так было с Хазарией и Кавказом.
Всей мощью наляжем –
И кончим разом!


фото

(no subject)

Вчера ночью попал в аварию. В очередной раз был дан фальстарт, в очередной раз спешил на регистрацию... В очередной раз рейс перенесли. Сдаю билеты.
Удалось поговорить с пресс-секретарем Шереметьево, но никакой конкретной информации они дать не могут. Во всем обвиняют Аэрофлот...
Сегодня будем пытаться улететь из Внуково... Другое направление, другой аэропорт....
фото

Проблемой аэропортов надо было заниматься еще вчера


Проблема аэропортов Домодедово и Шереметьево - это лакмусовая бумажка всего происходящего в последнее время. Показатель нынешней прогнившей, недееспособной власти.

Этой проблемой нужно было заниматься еще вчера, но ни Шойгу, ни премьер, ни Медведев не придали ей должного значения. Отмечая день МЧС, все почему-то забыли, что основная работа Шойгу - не памятники открывать, а в критической ситуации обеспечить нормальную жизнедеятельность людей: накормить их, обеспечить водой, по необходимости - ночлегом. Все чаще в "Домодедово" едут "скорые", если так будет продолжаться - люди там начнут умирать.

Сегодня-завтра люди не выдержат таких условий и ОПЯТЬ поднимутся с протестами. И я не сомневаюсь, что опять эти возмущения назовут националистическими, фашистскими.  А виноватыми в эти бунтах объявят, например, Квачкова и 14-15-летних "фашистов".

И несколько ссылок напоследок:
http://www.gazeta.ru/social/2010/12/27/3479602.shtml

http://www.kp.ru/daily/24614.5/782757/

http://www.spravedlivo.ru/news/anews/13518.php